• Таджикистан

    Узбекистан

    Казахстан

    Кыргызстан

    Туркменистан

    Иран

    Афганистан

    Украина

  • Основные стратегические критерий партнерства в Центральной Азии

    Основные стратегические критерий партнерства в Центральной Азии
    Основные стратегические критерий партнерства
    в Центральной Азии

    Разразившийся в 2014 году политический кризис в Украине стал точкой отсчета возникновения новой геополитической реальности на постсоветском пространстве. Попытка США и их западных союзников создать за счет Украины еще одно ключевое звено в цепи «мягкой» военно-политической блокады России привела к острой конфронтации. В Москве прекрасно сознавали, что спланированная западными режиссерами очередная «цветная революция» в Украине на фоне размещения системы ПРО в Восточной Европе, формирования вокруг России кольца враждебно настроенных стран, создавала прямую угрозу российской государственности, ее обороноспособности и военно-политическому влиянию как самостоятельного актора мировых геополитических процессов. Борьба за Украину фактически превратилась для России в борьбу за собственное выживание и сохранение статуса одной из мировых держав.
    Вместе с тем, начало новой «холодной войны» между Западом и Россией не может не отразиться на динамике изменения ситуации на пространстве СНГ и, в частности, в Центральной Азии. По мнению экспертов, высока вероятность того, что Вашингтон начнет реализовывать активную модель поведения в Центральной Азии. Представители Пентагона никогда не скрывали своего стремления разместить в указанном регионе несколько военных баз.
    Не исключено, что подобное рвение американских военных едва ли будет встречено с энтузиазмом политическими элитами центральноазиатских государств. Однако, здесь следует учитывать ментальность современных американских политиков, для которых подобное обстоятельство отнюдь не воспринимается серьезной помехой.

    В этом плане наглядное представление дают их заявления по ситуации в Сирии. Так, по словам представителей Белого дома, при принятии решения о проведении силовой операции на территории суверенной Сирии команда президента Обамы руководствовалась интересами защиты американских граждан "независимо от международных границ". США изначально не исключала возможности нанесения ударов по позициям боевиков "Исламского государства" на сирийской территории не имея на то разрешения официальных властей Сирии. В том, что при желании Вашингтон может обнаружить угрозу национальной безопасности США даже в деревушке аборигенов в Африке, никто в мире уже не сомневается. И хотя глава МИД Сирии Валид Муаллем подчеркивал, что «Сирия готова сотрудничать и осуществлять координацию на региональном и международном уровнях для борьбы с терроризмом», США в ответ заявили, что решение о возможных действиях в Сирии будет приниматься без участия президента Асада.

    Правда, к счастью, для Центральной Азии, в отличие от Сирии, ситуация здесь совершенно иная, что связано с непосредственной близостью региона к таким мировым державам, как Россия и Китай. И представляется сомнительным, чтобы они спокойно созерцали, как вблизи их границ основной геополитический конкурент создает себе плацдарм. К открытой же агрессивной борьбе за этот регион Запад пока не готов, и вот почему: Китай, интенсивно наращивающий свое экономическое присутствие в Центральной Азии, воздерживается на нынешнем этапе от предоставления политических гарантий и, в целом, участия в политических процессах, что соответствует избранной им государственной линии в международных отношениях. Россия, обладающая широкими возможностями оказания военно-политической поддержки и наиболее прочными связями с региональными политэлитами, в то же время не в состоянии пока нести на себе инвестиционное бремя и полностью покрыть актуальные потребности развивающихся производительных сил центральноазиатских стран (это в определенной мере обусловливает ее сдержанную позицию относительно участия в решении существующих внутрирегиональных разногласий и половинчатый характер принимаемых мер).

    США и западные страны вроде изъявляют стремление предоставить политическую и финансовую помощь, но вот сомнительная природа самой этой «помощи» вызывает настороженность у центральноазиатских политэлит.

    При всем том, указанные государства рассматривают Центральную Азию как зону своих стратегических интересов и рано или поздно статус «кво» региона будет нарушен. Пока они только расставляют фигуры на шахматной доске и укрепляют позиции для решительных и активных действий. Можно сказать, настоящая большая игра здесь еще не начиналась, но ожидать ее следует в ближайшем будущем. И тогда центральноазиатским странам придется окончательно определиться с внешнеполитическими приоритетами.

    В этой связи, при планировании долгосрочной геополитической стратегии важно учесть, помимо текущей ситуации и факторов субъективного порядка, также такие объективные параметры как географическое расположение и демографическая специфика мировых центров сил. Так, расположенные на другом конце планеты США, имеющие свои стратегические интересы практически во всех государствах, потенциально, вследствие возможного изменения внутриполитической обстановки или международной ситуации, могут внезапно потерять интерес к Центральной Азии, что в случае ориентированности государств региона будет чревато для них серьезными негативными социально-экономическими и политическими последствиями. Но даже если представить, что Центральная Азия необходима США в долговременном противоборстве с Китаем и Россией, то и тогда, учитывая разрушительный характер целей США, маловероятно, чтобы они были заинтересованы в экономическом развитии центральноазиатских государств и сохранении стабильности в данном регионе.

    С точки зрения географической составляющей и экономической мощи Китай, по сравнению с США, более приемлем в качестве стратегического международного партнера. Вместе с тем, демографический критерий (1,5 млрд. населения) и обусловленные этим территориальные пристрастия КНР вызывают серьезные опасения возникновения явления, названного таджикским ученым Абдуллоевым И.К. «экспансией подобия», что поставит под угрозу сущностные основы национальной государственности народов Центральной Азии.

    В отмеченном контексте развивающаяся в экономическом плане Россия представляется оптимальным выбором в качестве долгосрочного стратегического партнера центральноазиатских государств уже ввиду простого совпадения их национальных интересов. Для России агрессия внешних сил в данном регионе однозначно воспринимается как прямая угроза ее собственной национальной безопасности. Территориальная близость к региону обуславливает ее объективный постоянный интерес и участие в происходящих региональных процессах, а демографическая ситуация в самой России не только не создает угрозу для центральноазиатских стран, но и является фактором способствующим поддержанию социально-экономической стабильности в регионе.

    Каким будет стратегический выбор политэлит центральноазиатских государств, покажет время. Однако, в любом случае ими должны быть учтены собственные фундаментальные национальные интересы и соотнесение этого выбора с перспективами обеспечения стабильного социально-экономического развития.

    Серж Кашеян

    Похожие новости

    Комментарии

    Имя:*
    E-Mail: